Каспiй. - 2018.- 20 января. - № 12. - С. 19.

 

Они сражались за Родину

 

Оборона Нахчывана от дашнаков - героическая страница нашей истории

 

Муса Гулиев,

ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Нахчыванского отделения НАНА, доктор философии по истории

 

1918-1920 годы - сложный и противоречивый, нередко трагический, но и славный период в истории Азербайджана. Одной из таких героических страниц с полным правом можно назвать оборону Нахчыванского края от дашнаков. Местные жители явили образцы мужества, защищая родную землю, но в такие критические моменты очень важно появление личностей, которые сплотили бы народ и возглавили его борьбу против общего врага. Изучение их биографии представляет особую важность, ведь поднять земляков на борьбу, организовать их в условиях блокады - задача, требующая огромной силы воли и мужества.

В Нахчыванском крае эту нелегкую, но почетную миссию с честью несли семьи Нахчыванских, Шахтахтинских, Эриванских, Макинских, изучением биографии которых автор этих строк занимается уже не первый год. Отметим, что Нахчыванские и Шахтахтинские происходят из племени кенгерли, Эриванские - из рода Зиядоглу племени каджар, Макинские - из племени баят. Все они относятся к числу коренных огузских племен. Эти семьи веками жили в Нахчыване и Иреване, и те их представители, которых депортировали в другие места, при малейшей возможности возвращались на родину, преодолевая порой сложнейшие препятствия, стойко перенося невзгоды, - и вновь, не срамя имени, стойко защищали родной край. Бывало также, что в период политической нестабильности этих защитников родины из конъюнктурных соображений поливали грязью, но время, как всегда, расставляло все по местам - в помощь нам, историкам.

13 мая 2010 года отмечено приятным для всех патриотов Азербайджана событием: в селе Шахтахты Кенгерлинского района автономной республики открыт дом-музей Шахтахтинских. Этот важный шаг предпринят согласно распоряжению председателя Верховного меджлиса Нахчыванской АР от 9 февраля того же года об увековечении памяти Шахтахтинских и явился новым показателем той важности, которую Азербайджанское государство придает исследованию малоизученных страниц истории страны. Кстати, с февраля 2006 года в Азербайджане стало публиковаться научное наследие замечательного представителя этой семьи, видного общественного деятеля, просветителя и публициста Мамедага Шахтахтинского.

Обратимся и мы к одной из героических страниц истории Азербайджана. Начнем с того, что село Шахтахты издавна относится к числу населенных пунктов стратегического значения: через него и близлежащее селение, а ныне город Джульфа проходили наиболее удобные дороги, соединяющие Кавказ со странами Ближнего и Среднего Востока. Эта черта приобрела еще большую актуальность во время Первой мировой войны.

Что касается семьи Шахтахтинских, то молодые представители ее как раз в тот период учились в элитных высших учебных заведениях России и Европы, а в 1917 году вернулись в родные места, надышавшись воздухом свободы и демократии, и стали здесь активными участниками набиравших силу драматических событий. И надо заметить, у них были достойные примеры для подражания в лице Магомеда ага и его двоюродного брата Исы Султана, который умер в 1894 г. в Карсе и похоронен в Тифлисе.

Другой его двоюродный брат - Бахшали ага, сын одного из влиятельных лиц и видных военных Кавказа Магомед-Таги Султана, родился в 1859 г. в селе Шахтахты. Автору удалось достоверно установить, что в 1898-м он был членом социал-демократической партии, работал таможенным чиновником в Астрахани и Джульфе. В 1908-м был уволен с работы и арестован, а в 1914 году избран председателем мусульманского благотворительного общества в Иреване. Судя по архивным документам, в 1917-1918 гг. Бахшали опять работал на Джульфинской таможне, владел домами в Шахтахты и в Иреване. Женился на своей двоюродной сестре Соне, которая также часто упоминается в документах, жила она в Нахчыване и в Иреване. У них родились сыновья Нейматулла (1885-1954), Асадулла (1885-1939), Мамед-Таги (1892-1918), Габибулла (1900-1986), Атаулла (1901, или 1904 -1974) и Гусейн (1893-1918), дочери Махчабин и Махлуга.

Нейматулла учился в Высшей политехнической школе (Петербург), где в 1916 году был одноклассником В.Молотова, будущего советского государственного деятеля. В 1917 г. вернулся в Нахчыван и активно участвовал в обороне края от дашнаков. После советизации работал в Азербайджанском индустриальном институте, где возглавлял кафедру технологии металлов. Между прочим, он первый азербайджанец - специалист в данной области.

Асадулла окончил Киевский медицинский институт, долгие годы работал в Гяндже. Подвизался также в качестве фольклориста и переводчика.

Мамед-Таги учился в Тифлисе, а затем в военном училище в России. В тифлисский период женился на некоей Ольге Стефановне Босико (Кузьмина), чешке по национальности, и у них родилась дочь Гюльназ. Активно участвовал в обороне Нахчывана от дашнаков и был убит в Джульфе прямо на глазах отца.

Гусейн окончил гимназию в Иреване, а в 1915 году, судя по письму его друга по имени Гусейн Мамаев, поступил в Московский университет. Затем учился на юридическом факультете Петербургского университета, а в 1917-м приехал в Иреван, где преподавал на вечерних курсах. Будучи членом социал-демократической партии, агитировал против Временного правительства. Он разъяснял населению, что не стоит доверять правительству Тучковых и Милюковых, сформированному октябристами и кадетами, поскольку это правительство войны, оно неспособно принести народу мир, хлеб и свободу.

В своих пацифистских речах он характеризовал Временное правительство не иначе как «грабительское правительство, желающее обобрать Полесье и Турцию, захватить Константинополь, оккупировать Польшу, Литву, Голландию и другие страны». Во время митингов, устраивавшихся на центральной площади родного села Шахтахты, Гусейн ага то и дело провозглашал пацифистские лозунги: «Долой войну! Да здравствует мир!». Неудивительно, что его повсюду выслеживали агенты тайной полиции.

Когда начались трагические события, Гусейн наравне с другими Шахтахтинскими отличился в обороне Нахчыванского края от дашнаков. Согласно документам, он создал «Организацию защиты угнетенных». Вместе с отцом и братом он был убит в Джульфе, о чем в октябре 1919 года с болью писала бакинская газета «Захмет». В 1967-м в азербайджанской газете «Шарг гапысы» вышла небольшая статья - воспоминание о нем одного из сокурсников по имени М. А. Насир.

По мнению ряда исследователей, Бахшали был похоронен в селе Яйчи близ Джульфы, а его сыновья - в селе Эрезин. Однако поиски опровергли эту версию. Речь идет об одной из нескольких версий, опубликованных в азербайджанской литературе. Отец и трое его сыновей ехали из Джульфы в Нахчыван, когда поблизости от села Дерелик на них напали бандиты (по одной версии - наемные убийцы), и всех убили.

Первым эту трагедию описал Азиз Шариф, сын их друга семьи Гурбанали Шариф-заде. Но и А. Шариф не указывает места их погребения. Мать потомка убиенных - Кямиля Шахтахтинского - сообщила автору, что Бахшали вместе с двумя сыновьями похоронили в селе Джамалдин близ Джульфы и могилы регулярно посещала внучка Бахшали ага, известная азербайджанская художница Эльмира Шахтахтинская. Интересно, что вплоть до 60-х годов потомки убийц тайком продавали драгоценности, принадлежавшие семье Шахтахтинских…

Автор этих строк побывал в указанном селе и разыскал там 76-летнего учителя по имени Таргулу, слышавшего эту историю от родителей. Из его рассказа явствует, что его дед, узнав о расправе, привез тела убитых на телеге в село и предал земле на старом кладбище, поскольку везти покойных в Шахтахты было слишком рискованно - вокруг шли бои. По словам старого учителя, один из ехавших в фаэтоне молодых людей сумел спастись, бежав в горы. По мнению К.Шахтахтинского, это был один из двух близнецов - Асадулла либо Нейматулла.

После 1990 года надгробия обвалились. Автор этих строк побывал на этом месте с учителем и философом Наби Мехтиевым, но определить точное расположение могил так и не удалось. Только во время подготовки статьи к печати Н.Мехтиев сообщил, что сельские старейшины сумели-таки найти место захоронения. Такова народная любовь к этой замечательной семье, члены которой почитали за честь служить своему народу. Можно смело сказать, что это одновременно и любовь к своей истории. Народ бережно хранит память тех, кто проливал кровь за свою землю.