Азербайджанские Известия.-2018.-26 мая.-№57.-С.3.

 

На пути к демократии

 

АДР заложила фундамент национального парламентаризма и многопартийного плюрализма

 

Камран Исмаилов,

доктор истории по философии

 

С образованием Азербайджанской Демократической Республике был заложен фундамент парламентаризма на основе многопартийности и плюрализма политических позиций. В стране получила развитие основанная на реальном разделении власти демократическая система.

Первый опыт деятельности в представительных и законодательных органах азербайджанские политические организации получили еще до образования Азербайджанской Республики. Большую роль в этом сыграл Закавказский сейм (23 февраля — 26 мая 1918 г.), в деятельности которого принимали участие четыре политические партии — «Мусават», Мусульманский социалистический блок, «Гуммет» и «Иттихад». Хотя каждая партия действовала самостоятельно, все они неофициально образовали Азербайджанскую национальную фракцию, стратегической целью которой были защита интересов мусульманского населения края и осуществление национально-территориальной автономии Азербайджана.

По объективным и субъективным причинам закавказская государственность просуществовала недолго, но она все же заложила основу для фактического отделения от России и создания трех независимых республик Южного Кавказа.

За время участия в деятельности сейма азербайджанские партии впервые получили возможность коллегиального решения вопросов, имеющих судьбоносное значение для азербайджанского народа. Именно совместная деятельность этих партий и понимание ими необходимости создания национального государства привели к учреждению 27 мая 1918 года Национального совета, ставшего затем высшим временным органом управления Азербайджанской Демократической Республики.

С образованием АДР перед политическими силами Азербайджана стали совершенно другие задачи. Эти задачи обусловили и характер их деятельности — защита и укрепление независимости Азербайджана.

Процесс формирования современной политической системы европейского типа и демократизация общественной жизни в Азербайджане получили новый импульс именно с образованием высшего законодательного органа — парламента. Причем этот процесс шел в условиях, когда молодое государство испытывало постоянную угрозу со стороны внешних и внутренних врагов. Впервые политические партии получили возможность принять участие в государственном управлении, став основным субъектом политических процессов в республике.

В парламенте были представлены почти все партии и группы, действовавшие в стране («Мусават», «Иттихад», «Эхрар», социалистический блок, «Гуммет», дашнаки, беспартийные и др.). Хотя Азербайджанский парламент был сформирован по национально-территориальному представительству, в нем были представлены все реальные политические силы, все социальные слои, включая крайне левых (большевиков) и крайне правых (русских великодержавников).

Партии играли ведущую роль в формировании внутренней и внешней политики государства. Несмотря на давление различного характера, руководство страны сумело направить межпартийные отношения в цивилизованное русло — в рамках парламента. Именно по этой причине в него были допущены те силы, которые, в общем-то, не скрывали своего отрицательного отношения к независимости Азербайджана (в том числе и армянские политические организации). Иными словами, парламент полностью отражал расстановку сил, сложившуюся в обществе (партии придерживались различных политических, идеологических течений — демократической, либеральной, националистической, клерикальной, социалистической и т.д.).

С образованием парламента начался новый этап в строительстве основ национальной государственности. Теперь ответственность за судьбу государства и выработку правильной внутренней и внешней политики, наряду с правительством и парламентом, легла и на партии. Этого можно было добиться лишь совместными усилиями всех партий, образовавших фракции в парламенте. Однако расстановка политических сил не позволила решать те трудные задачи, которые стояли перед молодым государством, главная из которых, по словам главы Национального совета и партии «Мусават» Мамедэмина Расулзаде, являлась «не пропаганда идеи Азербайджана, а политическая, юридическая и внешняя защита существующего факта».

Политические партии играли основную роль в формировании и функционировании правительства. Оно образовывалось из числа представителей партий и блока партий, принадлежащих к парламентскому большинству. Даже при назначении председателя Совета министров председатель парламента, по сложившейся практике, должен был консультироваться с партийными фракциями (хотя формально он ничем не был связан при выборе кандидата на должность премьер-министра). Лишь после выражения вотума доверия правительству в парламенте оно могло приступить к выполнению своих обязанностей. Но такая процедура вводила элементы дезорганизованности в деятельность правительства, которое обязано было согласовать с ними все решения, принимаемые по крупным вопросам, требующим радикальных и неотлагательных мер.

Ведущей политической силой страны была партия «Мусават». Партия «Мусават» как национально-демократическое течение относила себя к центристам. Обладая в парламенте большинством в парламенте, она имела право на формирование правительства. Однако этого большинства было недостаточно для составления однопартийного правительства, поэтому фракция выступала за коалицию на национально-политической основе — на «современной базе национально-культурного самоопределения и на почве тюркской национальной государственности».

Одной из сильных фракций парламента была фракция беспартийных. Эту группу составляли депутаты, представляющие крупную и среднюю буржуазию, не вовлеченные в политические партии, но активно участвовавшие в общественно-политической жизни республики (А.М.Топчибашев, Ф.Х.Хойский, А.Асадуллаев, С.А.Мехмандаров и др.). Особых разногласий стратегического характера между ними и «Мусаватом» не существовало, и 23 октября 1919 г. они объединились в одну фракцию — «Мусават и беспартийные». Декларация беспартийных содержала демократические и реформаторские лозунги и принципы либерального толка.

Правое крыло в парламенте занимала фракция «Иттихад» — ее лидером был доктор Кара бек Карабеков. Имея на начальном этапе в своем составе 11 депутатов, она в дальнейшем стала главным оппонентом партии «Мусават» и правительства. Волей обстоятельств партия вынуждена была признать себя сторонницей независимости Азербайджана, но вся ее деятельность в парламенте была направлена против азербайджанской государственности. Иттихадисты, отрицая нацию, «как чуждую им в смысле породы людей», упрекали «Мусават», что он своим лозунгом «свободный Азербайджан» раскалывает мусульман, ибо ставит во главу угла тюркизм. В этом отношении характерно высказывание газеты «Иттихад» — печатного органа партии. Выражая недовольство обеспокоенностью «Мусавата» за судьбу своих соотечественников в Иране, газета писала: «Многим кажется, что мусаватисты уже начинают питать какие-то имперские замысли по отношению к землям, лежащим по ту сторону Араза, а персидские газеты начинают мало-помалу выражать недовольство тенденциями мусаватской политики, ибо они опасаются, что вновь возродившийся Азербайджан вздумает отнять у них то, что они давно привыкли считать своими (т.е. Южный Азербайджан. — К.И.)».

Социалистическая фракция в парламенте была представлена двумя течениями: партией «Гуммет» (меньшевики) и мусульманскими социалистами (эсеры правого толка). Один из членов фракции — А.Караев, формально оставаясь во фракции, стоял на большевистских позициях, а в начале февраля 1919 года вступил в РКП(6). Между мусульманскими социалистами и гумметистами, с одной стороны, и большевиками, с другой, имелись существенные различия и в тактическом и стратегическом поведении. Гуммет защищал принцип демократического парламентаризма, чем сильно расходился с большевиками и эсерами, защищающими советскую форму народовластия.

Партия «Эхрар» по своим идеологическим воззрениям была близка к «Мусават». Однако ее позиция не отличалась последовательностью. Она безоговорочно поддерживала правительство лишь на первых порах.

В парламенте были фракции и группы, представлявшие интересы русских, армян и других национальных меньшинств. Первых — «Русско-славянское общество» и Русский национальный совет. Оба выступали за «единую и неделимую Россию», но в обществе, в отличие от РНС, состояли в основном интеллигенция и офицерство, не имеющие партийную принадлежность.

Две фракции представляли и армянское население — собственно Армянская фракция и партия дашнаков. Руководящие круги Азербайджана дали согласие на вхождение в парламент русских и армянских групп лишь с желанием мирного сожительства всех народов, населяющих Азербайджан. Хотя на первых порах те и не признавали азербайджанское правительство, однако по мере укрепления его позиции и признания его союзным командованием единой законной властью на территории Азербайджана и «исходя из существующих обстоятельств и реального соотношения сил» вынуждены были войти в парламент.

Будучи высшим государственным органом, парламент играл преобладающую роль в системе государства, став центром политической жизни Азербайджана. Вместе с тем отсутствие в нем устойчивого центристского большинства делало положение правительства очень шатким, оборачиваясь частным его переменам, что в конечном счете ограничивало его возможности в принятии ответственных решений.

Как свидетельствуют документы тех лет, в парламенте существовала самая демократическая атмосфера для плюрализма и борьбы мнений. И фракции, и отдельные депутаты могли беспрепятственно отстаивать свои позиции по рассматриваемым законопроектам. Но преобладающей, как правило, оказывалась позиция «Мусават», имевшей относительное большинство в парламенте.

Весной 1920 года с усилением большевистской опасности общественно-политическая обстановка в Азербайджане сильно обострилась. В расстановке политических сил произошли переломные изменения. Одни партии усиливали свои позиции (особенно крайнего толка), а другие теряли их. Разногласия усилились и в проправительственной «Мусават», в которой образовалась сильное левое крыло, склонное к компромиссам с большевиками.

Перед каждой партией стоял трудный выбор: идти на уступки противникам независимости ради получения призрачных выгод или же ценой любых жертв не поддаться нажиму, сделав все возможное для сохранения самостоятельного существования национальной республики. И сделанный выбор предопределил судьбу Азербайджана.

Тем не менее сегодня мы имеем все основания высоко оценивать деятельность первого парламента Азербайджана. Наличие множества фракций, формирование взаимоотношений «власть-оппозиция», образование исполнительной власти на коалиционной основе и парламентский контроль над ее деятельностью, ведение свободных дискуссий показывают, что в АДР начала формироваться основанная на реальном разделении власти многопартийная, демократическая политическая система. Хотя советская оккупация и сумела приостановить этот процесс, парламент, да и Азербайджанская Демократическая Республика в целом заложили традицию демократического государственного управления в истории азербайджанского народа.