Каспiй.-2018.-14 апреля.-№66.-С.10-11.

 

Баланс на грани возможного

 

Руководство АДР создавало независимое государство в условиях английской оккупации

 

Лятиф Шамхал

 

Британская военная миссия на Южном Кавказе осенью 1918 - летом 1919 года характеризуется как оккупационная. Советские историки при этом отрицали существование в данный период национального государства на территории Азербайджана. Более того, уход британских сил из Азербайджана советские историки связывали с усилением большевизма и борьбой большевиков против английских оккупантов.

А как обстояло дело в действительности? Своим мнением об этом поделилась с газетой «Каспiй» доктор философии по истории, заведующая отделом «История Азербайджанской Демократической Республики» Института истории НАНА Нигяр Максвелл.

- Нигяр ханым, как вы охарактеризовали бы присутствие британцев в Азербайджане?

- Современная отечественная и зарубежная, в частности британская, историография дает свою трактовку этого периода, которую схематично можно изобразить следующим образом: английская оккупация и непризнание Азербайджанской Демократической Республики (АДР) - успехи реформирования политической и экономической жизни в Азербайджане - признание АДР со стороны британских оккупационных сил - уход англичан из Баку - признание АДР де-факто мировым сообществом.

До сих пор в научной литературе не ставился вопрос о том, как в столь короткий, но судьбоносный для Азербайджана промежуток времени соотносились два совершенно противоположных политических процесса - политика оккупационная и политика, направленная на создание основ новой, независимой АДР. К наиболее значимым источникам в связи с этим вопросом следует отнести сведения из личного дневника главнокомандующего Северных персидских войск генерал-лейтенанта Вильяма Томсона, возглавлявшего оккупационные войска на Южном Кавказе осенью 1918 - летом 1919 года.

В 1997 году в сборнике «Revolutionary Russia» английский историк Брайн Пирс опубликовал дневник В. Томсона, который ему удалось заполучить из архива «Lееds Russianarchive» (Российский архив в Лидсе), переданный Д. Харпер - одной из дочерей генерала Томсона. Другим важным источником можно считать сборник «АДР/Архивные документы Великобритании». Основные документы сборника из фондов Foreign Office, многие из которых обозначены грифом «совершенно секретно», позволяют проследить основные направления политики Лондона на Кавказе.

- Как складывались отношения между двумя институтами власти - британским генерал-губернаторством и госорганами АДР?

- Завершение Первой мировой войны создало Азербайджану большие трудности. Эвакуация турецких войск с территории страны, тяжело заживающие раны (моральные и физические) от пережитого в марте 1918 года геноцида азербайджанцев со стороны бакинского дашнакско-большевистского режима, вынужденная под давлением турков передача части своей исконной территории с целью создания армянской республики могли привести к очередному правительственному кризису, деморализации правительства перед лицом очередной оккупации. Однако, к чести и достоинству представителей политической элиты азербайджанцев, они с первого же дня после подписания Мудросского перемирия выразили протест против условий договора, особенно в отношении пунктов, касающихся интересов АДР. В письме, адресованном османскому правительству, отмечалось, что несмотря на признание им независимости АДР, по новому договору Баку был включен в пункт оккупации и тем самым нарушались существующие нормы международного права, облегчающие англичанам захват страны. Учитывая, что османское правительство не обладало правом на железнодорожные коммуникации АДР, вопрос об уступке железных дорог Альянсу также можно было считать нарушением международного права. Таким образом, вступая на территорию суверенного государства, войска Альянса, руководствуясь условиями Мудросского соглашения, по сути, нарушали международные законы.

- Каким представлялось Британии будущее Южного Кавказа: была ли она готова к вторжению, имелись ли у нее конкретные планы относительно будущей судьбы этого региона?

- Первоочередным шагом Британии стала реализация вопроса о выводе турецких и германских военных подразделений, которые могли чинить им серьезные препятствия. Расклад официальных британских правительственных документов позволяет нам подытожить суть британской доктрины на момент вхождения сил Альянса на территорию Южного Кавказа. Предполагалось, что самый разумный план должен базироваться на принципе самоопределения: признание Грузии, Азербайджана и Армении как свободных и независимых государств с надеждой на образование в будущем федеративного Союза. Подразумевалось также, что они должны быть свободны от российского доминирования и Кавказ должен стать границей «реставрационной» России. При этом британцы не исключали и вариант добровольного возвращения в освобожденную от большевизма Федерацию российских государств. Однако все это подразумевало представление какой-либо западной стране полномочий для наблюдения, контроля и помощи в их усилиях по самоопределению. Такова была генеральная линия, реализация которой была возложена на миссию В. Томсона.

Оккупация и независимость: как выдержать баланс, как правильно выстроить свою внутреннюю и внешнюю политику, чтобы удержать с таким трудом завоеванную свободу - вот главный вопрос, стоявший осенью 1918 г. перед азербайджанской политической элитой. Первый шаг, как отмечалось, был сделан заявлением протеста в адрес османского правительства в связи с условиями Мудросского соглашения. Необходимо было также начать срочные переговоры с англичанами по налаживанию контактов, а главное - изначально добиться признания законности АДР.

Именно с этой целью в первых числах ноября 1918 года Н. Усуббеков, А. Агаев, М. Рафиев начали переговоры с британским командованием. Необходимо было создать легитимный орган власти, способный представлять АДР на мирной конференции. Принятая еще 17 июня 1918 г. резолюция о самороспуске Национального Совета (НС) ставила задачу в шестимесячный срок созвать высший законодательный орган страны - Учредительное собрание. Долгие проволочки оттягивали процесс и усугубляли внутриполитическое положение накануне прихода британцев, у которых были весьма негативные соображения по поводу легитимности АДР.

К чести руководства АДР, все же удалось преодолеть сложную ситуацию, и собравшийся после пятимесячного перерыва, 16 ноября 1918 года, НС «в связи с чрезвычайными обстоятельствами и невозможностью в данной ситуации созвать Учредительное собрание решил преобразовать себя в парламент». Выработанный закон об образовании парламента был принят НС 19 ноября 1918 года. Таким образом, к моменту вступления союзных войск в Азербайджане была определена новая форма будущего правления - парламентская республика, первая на Востоке.

У генерала В. Томсона отношение к трем государствам Южного Кавказа было первоначально неодинаковым, причем самым настороженным - к Азербайджану. В меморандуме А. Кроу в Foreign Office отмечалось: «Будет относительно легко признать существующее ныне грузинское правительство, хотя нам придется настоять на прекращении его особых отношений с Германией. Российские армяне или сейчас, или позже могут захотеть войти в союз с турецкими армянами. Нашей естественной политикой может стать признание независимости правительства (Армянской республики со столицей Ереван). Азербайджан представляет собой более трудную проблему. На данном этапе азербайджанцы не могут образовать регулярное цивилизованное правительство и сами не могут справиться с управлением Баку (приводился довод, что Баку - космополитичный город, в котором обострена национальная ситуация). Для нас (т.е. британцев - Авт.), вряд ли будет разумно признать существующее правительство, созданное с помощью турок азербайджанскими землевладельцами, группой бакинских нефтепромышленников. Поэтому необходим сильный иностранный протекторат».

17 ноября в Баку появилась группа вооруженных английских пароходов. К началу операции в распоряжении В. Томсона было 1500 человек живой силы и 6 орудий из состава британских войск в северной Персии. Для операции использовались торговые суда из Баку (всего было задействовано 17 транспортных судов, сопровождаемых 6 бронированными торговыми судами под командованием Д. Норриса. В эскадрилью входило также 3 крейсера из бывшей российской Каспийской флотилии, что создавало довольно впечатляющую армаду). Франция была представлена военной миссией полковника Шардиньи, Америка - доктором Постом. Таким образом, сохранялось подобие единства Альянса.

К участию в британской военной миссии был привлечен также давний союзник британцев - Бичерахов, щедро оплачиваемый англичанами в период его участия в операции сил «Данстерфорс». Присутствие его войск в составе Альянса не могло не вызвать раздражения правительства АДР, хорошо помнившего о роли мятежного самозваного генерала при обороне Баку во время наступления Кавказской исламской армии в августе-сентябре 1918-го. Этот шаг британцев, несомненно, стал ударом по моральному статусу азербайджанского правительства. Однако вскоре ситуация изменилась не в пользу бичераховцев.

Учитывая тяжелое положение, в котором к тому времени находилась бичераховская армия, новое предложение британцев должно было облегчить ее судьбу. Но Бичерахов не хотел играть в оккупации Баку второстепенную роль и все еще видел себя в статусе главы кавказско-каспийского правительства, которому должен был быть подведомствен и Бакинский район. Выдержка из его приказа своим войскам гласила: «…Сегодня вы вновь вошли вместе со своими доблестными союзниками в российский город Баку, где вы снова подняли здесь знамя свободной России…».

Как видим, Бичерахова не смущало, что Баку был уже столицей АДР, - он начисто отрицал государство под названием Азербайджан. Именно с его подачи в первые часы высадки войск в городе срывались все надписи в общественных местах, написанные на азербайджанском языке. Для англичан такая позиция была неприемлема. Расстановка сил была не в пользу Бичерахова, еще не до конца осознавшего свою вспомогательную роль в новой британской операции. Англичане вновь оплачивали все его расходы и, естественно, не могли воспринять его планы в отношении Южного Кавказа.

- Зачем же нужны были бичераховцы англичанам?

- Англичане пока разделяли точку зрения Бичерахова, поскольку на первом этапе реоккупации не исключали вариант добровольного возвращения закавказских государств в освобожденную Федерацию российских государств. Кроме того, они считали, что «…победоносная армия Антанты должна выполнить свой долг по отношению к самоотверженному русскому народу, оказавшему столько помощи в общей победе…». Учитывая серьезность процесса эвакуации из региона турецких и германских сил, военные силы Бичерахова также могли служить англичанам подспорьем.

Первым шагом В. Томсона было объявление себя военным губернатором Баку, а полковника Ф. Коккереля - комиссаром полиции союзных держав в Баку. Было принято решение о введении в городе военного положения до того момента, когда «гражданская» власть окажется настолько сильной, чтобы освободить войска от ответственности за поддержание общественного порядка. Вскоре и все торговые суда Каспийского флота перешли в распоряжение английского командования, управление которым было поручено компании «Английский морской транспорт» во главе с майором Брауном.

Первый официальный доклад генерал-майора В. Томсона воссоздавал довольно печальную картину первых дней британского присутствия в городе. В первые же часы на аудиенцию к генерал-губернатору устремился разнообразный поток людей - от турецких офицеров, представителей Мюрсель паши, сообщающих, что они оставили два батальона для поддержания общественного порядка, представителей якобы правительства Центрокаспия, требующих роспуска правительства АДР, армянского епископа, изливавшего речи о горестях своего народа, до представителей мусульманской части населения, высказывающих свое негодование.

В целях установления контроля над Баку Томсон поставил перед членами своей миссии следующие задачи: расформирование азербайджанской армии и вытеснение турок, оставшихся в ряде провинций (турки после некоторых пререканий стали отводить войска сначала в Елизаветполь, а затем через грузинскую территорию к своим границам). В то же время относительно вывода немецких войск с территории Грузии англичане не проявляли такой поспешности, считая, что до прибытия 27-й британской дивизии из Салоник, которая должна быть расквартирована в Грузии, немцы помогали в Грузии удерживать общественный порядок. Относительно расформирования национальных армий, в частности АДР, эта задача не была осуществлена. К чести военного командования АДР, армия не только не была расформирована, но даже не подверглась сокращению, хотя на первых порах и был достигнут компромисс с британцами о временном их переезде в Елизаветполь.

Другими важными для В. Томсона шагами было недопущение армянских войск в Баку и решение вопроса беженцев; возобновление торговли, усовершенствование методов правления правительства АДР. В сложившихся условиях правительству нелегко было выстраивать линию поведения в сохранении баланса (оккупация и независимость), до конца оставаться верным основам независимости, проявлять твердость в отстаивании национальных интересов. «Достаточно сказать, - писал Мамед Эмин Расулзаде, - что некоторые уважаемые лица, в патриотизме которых нельзя было сомневаться, впали в такое малодушие, что предлагали поставить на обсуждение вопрос об отказе от независимости». Однако стойкость правительства и поддержка им демократического курса помогли защитить сам принцип независимости АДР. Члены Кабинета министров старались посредством личных встреч не только донести истинный характер действий правительства, но и заставить англичан пересмотреть многие свои позиции.

Уже первые несколько встреч с премьер-министром Ф. Хойским и членами его кабинета меняют мнение В. Томсона о нем. Глава английского командования характеризует Ф. Хойского как делового человека и говорит о перспективах сотрудничества с его правительством. Подобную перспективу видит и премьер-министр АДР: «Союзники явились к нам служить делу поддержки порядка и спокойствия на Кавказе до созыва мирной конференции, где будет решаться участь каждого народа».

По мнению В. Томсона, на первом этапе его взаимодействия с правительством АДР необходимо формирование новой коалиции, состоявшей из умеренных представителей всех партий. 19 ноября НС принимается закон об образовании парламента. Придерживаясь принципа коалиции, основа выборов строится на системе национального представительства. 25 ноября НС Азербайджана обратился к армянскому и русскому национальным советам с предложением послать своих представителей в парламент. Первоначально оба совета ответили отказом и лишь после заявления Томсона о том, что союзное командование будет оказывать полную поддержку вновь созданному коалиционному правительству Ф. Хойского, утвержденному парламентом 26 декабря 1918 года, Армянский национальный совет и Совет славянского русского общества вынесли решение войти в парламент.

Признание коалиционного правительства - бесспорно, первый серьезный шаг на пути последующего признания АДР де-факто мировым сообществом. Немаловажным в отстаивании своей независимой политики правительство видело также выдворение из Баку бичераховцев. Правительство многократно жаловалось на нарушение ими всех норм поведения, а главное - на факт самого присутствия его войск, подтверждающий наличие чужеземной, представляющей Россию армии на территории суверенного государства, что для АДР было абсолютно неприемлемо. Бичерахов, все более раздражающий своим поведением, уже не устраивал и британцев. В Баку бичераховцев часто можно было встретить устраивающими стрельбу в пьяном виде, но главное, конечно, что не устраивало В. Томсона, - постоянное вмешательство Бичерахова в дела британского командования.

В своем обращении к Бичерахову В. Томсон в очень корректной форме попросил того покинуть Баку. «Война закончилась, - пишет В. Томсон, - наша задача теперь состоит в восстановлении мира, а ваши вооруженные силы не служат полезной цели и более не оправдывают своего существования». Выдворением Бичерахова англичанами был сделан еще один шаг навстречу правительству АДР.

Британская политика в течение последующего периода, до конца августа 1919 г., когда английские войска окончательно покинули пределы Азербайджана, претерпела значительные изменения: от признания легитимности национального правительства до последующей передачи ему всех основных политических и экономических рычагов, вначале удерживаемых Альянсом. Во многом это, конечно же, объяснялось изменением ситуации в мире после окончания Первой мировой войны, когда карта мира перекраивалась в ходе Версальской конференции. Но в то же время немаловажное значение имели и внутрикавказские процессы, заставляющие британцев покинуть регион.

Кратко невозможно охватить весь спектр вопросов, касающихся взаимоотношений сил Альянса и правительства АДР в период с осени 1918 г. и до лета 1919 г., выработки разумных механизмов сосуществования сторон, фактически создавших временное двоевластие в стране, указать на все позитивные и негативные стороны оккупационной политики.

Необходимо отметить, что накануне ухода английское командование дало высокую оценку деятельности правительства АДР. Об этом не преминул сказать на званом ужине, устроенном правительством в честь ухода англичан из Баку, генерал Корн. В то же время британцы понимали, что не смогли решить главного вопроса - создать условия, гарантирующие независимость молодых республик от большевистской угрозы, положившей вскоре конец их независимости.

«Мы можем, - пишет в заключительной части своего дневника генерал Томсон, - успокаивать свою совесть, если, конечно, сможем это сделать, теми умозаключениями, что в период нашего правления была, по меньшей мере, пауза в кровопролитии и разорении, и тем, что только после вывода наших войск с территорий независимых кавказских республик большевики без единого выстрела задушили их»…