Каспiй. - 2017.- 18 октября. - № 173. - С. 12.

 

Роковое решение, или Как была предопределена судьба азербайджанского Иревана

 

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, веющий научный сотрудник Института истории

им. А. А. Бакиханова НАНА

 

Несмотря на политические катаклизмы начала XIX века, связанные с за­хватом и ликвидацией цар­ской Россией Иреванского ханства, массовым пересе­лением сюда персидских и османских армян, Иреван еще долго сохранял значение одного их центров азербай­джанской культуры.

По данным Всероссийской переписи 1897 года, азербай­джанские тюрки составляли 42,3% населения города. В чис­ленном эквиваленте эта цифра составляла 12359 человек.

Во второй половине XIX - начале XX века в Иреване дей­ствовали азербайджанский те­атр, новометодные мусульманские школы, гимназии, учи­тельская семинария. В губернии выросло целое поколение по­томственной интеллигенции. Это Мирбабаевы, Газиевы, Мирбагировы, Мамедзаде, Багирбековы, Эриванекие, Топчибашевы, Муганлинские и др.

К числу известных фамилий относились и Сеидовы. Одним из видных представителей этой фамилии был Мир Гидаят Сеи­дов. Он родился в 1883 году (по другим данным - в 1885 году) в городе Ордубад. Сын духовного деятеля, выпускник Елизаветпольской гим­назии, М. Г. Сеидов вскоре поступил на юридический факуль­тет Казанского университета. Однако в 1907 году был исклю­чен из вуза и арестован по об­винению в членстве в боевой дружине эсеров. Но в заключе­нии он пробыл недолго, и в том же году за недостаточностью улик Сеидов был освобожден.

В 1917 году Сеидов вступил в партию «Мусават» и уже в ноябре того же года был избран депутатом от Иреванской гу­бернии во Всероссийское уч­редительное собрание по За­кавказскому избирательному округу по списку №10 (Му­сульманский национальный ко­митет и «Мусават»).

После разгона большевиками в начале 1918 года Учредитель­ного собрания депутаты от Юж­ного Кавказа основали в фев­рале 1918 года в Тифлисе свой парламент - Сейм. Сеидов воз­главлял юридическую комис­сию мусульманской фракции Закавказского сейма и принимал активное участие в его работе. В этот период между азербай­джанской и армянской фрак­циями Сейма существовали ост­рые противоречия по вопросу о карательных действиях, отступающих с Кавказского фрон­та армянских вооруженных формирований, которые бук­вально сметали на своем пути мусульманские деревни Иреванской и Елизаветпольской гу­берний, оказывали посильную помощь большевикам во главе с Шаумяном в захвате власти в Бакинской губернии и геноциде местного тюрко-мусульманско­го населения.

Только с декабря 1917-го по март 1918 года жертвами разбоев и резни, устроенных ар­мянскими бандами в Иреван­ской губернии, стало население 199 тюрко-мусульманских се­лений. Касаясь этих событий во время своего выступления на заседании мусульманской фракции от 10 апреля 1918 года. Сеидов отмечал, что «начатая два месяца тому назад систе­матическая резня мусульман в Иреванской губернии продол­жается беспрерывно и особен­но обострилась за последние дни, о чем свидетельствуют только что полученные теле­граммы».

Сеидов был прав, когда отмечал, что основной целью пре­ступных действий армянских вооруженных формирований было очистить территории для армян-беженцев из Османской империи и создать компактное целое для будущей автономной Армении.

Как член Национального со­вета, созданного 27 мая 1918 года. Мир Гидаят Сеидов был избран членом президиума и вторым заместителем пред­седателя М. Э. Расулзаде, М. Г. Сеидов был в числе 26 де­путатов Национального совета, которые 28 мая 1918 года го­лосовали за принятие Декла­рации о независимости Азер­байджанской Демократической Республики. Однако Нацио­нальный совет начал свою ра­боту с принятия решения, которое впоследствии сыграет ро­ковую роль в судьбе десятков тысяч азербайджанцев, которые не по своей воле вынуждены будут жить, а точнее выживать под властью дашнакского пра­вительства Араратской республики, которая на протяжении 1918-1920 годов проводила по­литику геноцида и этнической чистки в отношении тюрко-му­сульманского населения Ире­ванской губернии.

Решение о передаче Иревана в качестве столицы Армении было принято на заседании Национального совета 29 мая 1918 года. В голосовании по этому вопросу участвовали 20 из 28 членов Национального со­вета. Из них 16 голосовали «за», 1 - «против», 3 - воздержались.

1 июня 1918 года на заседа­нии Азербайджанского нацио­нального совета вместе с Мир Багиром Рзаевым и Нариман беком Нариманбековым, пред­ставляющими, как и он, Иреванскую губернию, М. Г. Сеидов выразил протест по поводу уступки Иревана Армении. Од­нако Национальный совет без обсуждения приобщил данный протест к протоколу заседания.

На том же заседании члены Совета приняли решение об от­правке делегации в Иреван в связи с вопросом об уступке города Армении и организации помощи беженцам. В состав делегации вошли вместе с М. Г. Сеидовым - М. Б. Рзаев и М. Ю. Джафаров. На следующем заседании Национального совета, состоявшемся 7 июня 1918 года, упомянутый выше делегат от Иреванской губернии М. Б. Рзаев произнес пророче­ские слова: «Я уверен, что в Иреванскую губернию никто из вас не поедет, туда поедем мы, иреванцы, я и Сеидов, но просим вас об одном: образовав свой самостоятельный Азербайджан, не забудьте нас, оставленных на территории Армянской Республики».

Пророчество М. Б. Рзаева вскоре сбылось, и тюрко-му­сульманское население, остав­шееся в границах Араратской республики, подверглось (даш­наки находились у власти до конца ноября 1920 года) непрекращающимся на протяжении 30 месяцев адским страданиям.

В газете «Азербайджан» от 14 января 1919 года был опуб­ликован доклад представителя землячества мусульман Ире­ванской губернии Мир Гидаята Сеидова председателю Совета министров Азербайджана Ф. Х. Хойскому, в котором описывалось трагическое положе­ние тюркского населения Ар­мении. В докладе в частности отмечалось, что под предлогом сопровождения армян-бежен­цев в Иреванскую губернию на помощь армянским войскам, воюющим с мусульманами этой губернии, направляется со своим отрядом Андраник. При этом армянские беженцы, являющиеся турецкоподданными, размещаются в населенных му­сульманами местах, которые, в свою очередь, выдворяются силой оружия. В документе также сообщалось, что после вывода турецких войск из Нахчывана и Шарура мусульман­ское население этих уездов провозгласило создание Аразской Республики. Отдельно в докладе нашло отражение тя­желое положение населения Ордубада, которому также угро­жало физическое истребление со стороны вооруженных сил Армении и банд Андраника. В конце доклада выражалась твердая уверенность, что пра­вительство Азербайджана при­мет экстренные и решительные меры к тому, чтобы население перечисленных районов Ире­ванской губернии «не было истреблено, разгромлено и ра­зогнано», пришлет необходи­мое количество войск, а также посредством прессы «сообщит о горестном положении му­сульманского населения губер­нии всем государствам и народам».

Надо отметить, что после основания Азербайджанского парламента в начале декабря 1918 года Мир Гидаят Сеидов, как член распущенного Нацио­нального совета, был коопти­рован в его состав. Однако Сеидову, в силу непрекращающихся нападений армянских воору­женных формирований на приграничные с Арменией селения самопровозглашенной в ноябре 1918 года Аразской Тюркской Республики, постоянно прихо­дилось быть в Ордубаде, где он возглавлял Национальный совет обороны. Поэтому 5 фев­раля 1919 года парламент, ввиду двухмесячного отсутствия Мир Гидаята Сеидова в его работе, принял постановление о выводе его из состава высшего зако­нодательного органа страны.

В марте 1919 года Мир Гидаят Сеидов скоропостижно скончал­ся. 6 марта 1919 года на очередном заседании парламента его председатель Гасан Агаев, ставя в известность членов законодательного органа об этой безвре­менной утрате, скажет: «Я хотел бы довести до вашего сведения, что за последние дни азербай­джанские тюрки понесли по­терю в лице своих достойных общественных деятелей. Один из них - наш товарищ, обще­ственный работник, член быв­шего Национального совета Мир Гидаят Сеидов. Предлагаю по­чтить память их вставанием».

Так безвременно оборвалась жизнь одного из известных представителей азербайджан­ской интеллигенции, который стоял у истоков независимости Азербайджана и отдал свою короткую, но очень яркую жизнь борьбе за сохранение незави­симости и территориальной це­лостности первой Азербайджанской Республики.