Бакинский рабочий.-2016.-6 января.-№ 1.-С. 4.

 

Азиз Алиев проявлял постоянную заботу о национальных языках, этим он снискал огромное доверие и уважение народов Дагестана

 

Музаффар Меликмамедов,

заместитель редактора газеты «Самур»

 

Азиз Алиев — видный ученый, государственный и общественный деятель, занимающий особое место в истории Азербайджана и Дагестана, работавший в 1942—1948 гг. первым секретарем Дагестанского обкома партии, внесший большой вклад в дело укрепления обороноспособности страны вечно жив в памяти дагестанских народов.

Азиз Алиев учитывал местные условия и особенности Дагестана, бережно и с уважением относился к языкам, истории, культуре, традициям народов, живущих в Дагестане. В период, когда страна жила под лозунгом «Все для фронта, все для победы», редко кто придерживался принципов «для местных народностей», «для национального процветания», «для развития образования, культуры и здравоохранения». Одной из таких редких и мужественных личностей был Азиз Мамедкерим оглы Алиев. За проведение такой благородной линии в политической работе народы Дагестана всегда благодарны этому великому человеку.

В тяжелые годы войны А. Алиев, находя время на разрешение проблем в области культуры, искусства, образования, личным примером служил укреплению дружбы между народами Дагестана и Азербайджана. Народный поэт Дагестана Тагир Хурюг в одном из своих воспоминаний о войне так описал заботу А. Алиева о национальных языках: «По инициативе Алиева в октябре 1942 года было решено отправить делегацию в составе старейшин Дагестана на освобожденные от фашистов территории Кабардино-Балкарии. Лезгин представлял я, аварцев и лакцев — народные поэты Дагестана Гамзат Цадаса и Абуталиб Гафуров, даргинцев представлял красный партизан Омар Алиев, кумыков — колхозник Устархан Хашкалаев, а также в состав делегации входили горский еврей и русский. Перед отъездом А. Алиев нас принял и сказал, что «такой состав делегации предложил я. Пусть каждый из вас на своем родном языке воодушевит бойцов к победе». В ходе беседы я сказал, что смогу обратиться к бойцам на лезгинском и азербайджанском языках. Узнав, что часть моего детства прошла в Нухе, что начальное образование я получил там и изучал азербай­джанский язык, он был приятно удивлен: «Значит, ты с уважением относишься ко всем языкам. Я это одобряю».

Не прошло и месяца, как появился новый документ, отражающий отношение руководителя к национальным языкам. В постановлении бюро обкома Дагестана «О письме бойцов и командиров частей Сталинградского фронта» было отмечено: «...отредактировать и издать письмо защитникам Сталинграда отдельной листовкой, тиражом на русском языке 1 тыс. экз. и на языках народов Дагестана 3 тыс. экз...»

Учитывая большую роль национальных кадров в развитии национальных языков, А. Алиев в январе 1943 года добился принятия в бюро обкома очень важного постановления. По постановлению «О подготовке и выдвижении кадров из коренных национальностей Дагестана» были приняты меры по вовлечению в образование молодежи горных районов. С этой целью при институтах и техникумах были организованы подготовительные курсы. Молодежь из горных районов была освобождена от платы за обучение, независимо от успеваемости всем выплачивали студенческую стипендию. Принимая во внимание обучение в начальных классах на родном языке, пединституту было поручено подготовить учителей, преподающих национальные языки. В целях расширения и улучшения преподавания на национальных языках были организованы 6—8 месячные курсы по подготовке учителей. Также были организованы курсы по подготовке учителей — в педучилищах для I—IV классов, а в пединституте — для V—VII классов. Редакторам республиканских и районных газет было строго поручено периодически освещать материалы о подготовке кадров из коренных национальностей республики.

Не упуская из поля зрения решение этих вопросов, Алиев поддерживал поощрения людей, имеющих большие заслуги в развитии национальных языков, культуры, искусства и музыки. Достаточно вспомнить такой факт. По постановлению бюро обкома от 4 марта 1943 года за большие заслуги в развитии Дагестанской литературы и искусства 7 человек были удостоены почетных званий. Среди них трое лезгин: Тагир Хурюг — «Народный поэт ДАССР», композитор Готфрид Гасанов и скульптор Аскер Сарыджа — «Заслуженный деятель искусств ДАССР».

Еще один пример. В 1987 году я брал интервью у народной артистки РСФСР и ДАССР, ныне покойной Рагимат Гаджиевой, которая некоторое время училась в Баку, исполнительская техника которой была высоко отмечена Узеиром Гаджибековым. Исполнительница более 120 лезгинских народных песен, прославленная как «соловей Дагестана» на днях культуры Дагестана в Москве, награжденная орденом Ленина и орденом Славы, рассказывая о своей деятельности в военные годы, вспомнив Азиза Алиева. сказала: «В марте 1943 года по постановлению обкома была организована большая делегация по проведению Первомайской встречи с дагестанскими добровольцами. Вместе с делегацией ехала концертная бригада. Бригадой руководила я. Перед отъездом встретились с А.Алиевым. Выслушав нас, он поинтересовался, взяли ли мы с собой для бойцов газеты и книги на родном языке. Сказали, что взяли. Попросил показать. Говорю «попросил» потому, что А. Алиев никогда не говорил строго официально. Он был очень вежливым, добрым, благородным. Мы воспоминали его как родного и близкого человека.

Когда он заметил, как я аккуратно складываю книги, республиканские и районные газеты на лезгинском языке, сказал: «Молодец, так и надо». Узнав, что солистка Дагнацансамбля Соня Мурадова не взяла с собой ничего из литературы, отправил ее за газетами. Народному поэту Абуталибу Гафурову предложил не довольствоваться 10—15 книгами на лакском языке. Он обеспечил его дополнительной литературой. Дружелюбно встретив народного поэта, аварца Гамзата Цадаса, сообщил ему о своем намерении отметить в следующем году его юбилей. И действительно, через год было принято официальное решение по проведению юбилея поэта. Азиз Алиев всегда заботился о культуре, искусстве дагестанских народов, многое предпринимал для их дальнейшего развития».

Все сказанное Рагимат Гаджиевой подтверждается архивными документами. В постановлении, принятом в связи с отправкой на фронт делегации, говорится: «Поручить делегации, едущей для встречи с добровольцами-дагестанцами, взять с собой в достаточном количестве литературу и газеты на языках народов Дагестана, музыкальные инструменты и игры, а также патриотические письма от семей бойцов добровольцев-дагестанцев, от коллективов предприятий, учреждений, колхозов и совхозов». (ЦГА РД ФЛ-п, оп. 24, д. 14, л. 77, 78).

Два постановления, принятые по инициативе А. Алиева в тяжелые годы войны, сыграли особо важную роль в жизни народов Дагестана. После принятия постановления Совета Народных Комиссаров Дагестанской АССР и бюро обкома ВКП(б) «О мероприятиях по развитию искусства в республике» помимо функционирующих республиканских лезгинских и кумыкских театров был организован в гор. Буйнакск Аварский республиканский драматический театр, создан Даргинский национальный театр, возобновил свою деятельность Лакский театр, принял зрителей Дагестанский государственный театр им М. Горького. Республиканский лезгинский театр и Азербайджанский театр были переведены с IV группы в III группу. С целью подготовки кадров для национальных театров в Махачкале была создана театральная студия, был дан заказ на национальные костюмы для актеров. Были приняты дополнительные меры для издания и постановки драматических произведений на национальных языках и включения в репертуар национальных фольклорных произведений.

Достаточно взглянуть на деятельность Дагестанского государственного лезгинского театра им. Сулеймана Стальского в 1943 году, чтобы убедиться в конечном результате принятого постановления. В течение 10 месяцев того же года «Лезгинский театр поставил 14 драматических произведений, побывал в 140 селах и обслужил около 35 тысяч зрителей-горцев». («Дагестанская правда», 22 августа, 8 декабря 1943 г.) В том и последующих годах войны репертуар театра преимущественно составляли произведения лезгинских авторов. Пьесы «Во имя победы», «Утро Сенгера» и Тюльзада» выдающегося драматурга З.Эфендиева, пьесы «Деды» и «Семья партизана» народного писателя К. Меджидова были приняты зрителями с большой радостью и неоднократно были высоко оценены литературоведами и критиками.

В 1943—1945-годах Лезгинский театр также поставил и показал зрителю на лезгинском языке такие спектакли, как «Севиль» и «Невеста огня» видного азербайджанского драматурга Джафара Джаббарлы, «Дни и ночи» К. Симонова, «Красный галстук» С. Михалкова, «Сын полка» В. Катаева, поэму «Зоя» М. Алигер, «Слуга двух господ» К. Гольдони. Плодотворный и напряженный труд не прошел бесследно. В послевоенные годы в деятельности театра произошли большие изменения. За творческие успехи два актера театра были удостоены звания народный артист РСФСР, двое — звания заслуженный артист РСФСР, четверо — народный артист ДАССР, десять человек — заслуженный артист ДАССР. После 1980-х годов список удостоившихся высоких званий увеличился.

В связи постановлением «О мероприятиях по развитию искусства в республике» преобразовал свою деятельность Даг­радиокомитет и национальный ансамбль Дагестана. Открылась школа музыкального театра, выпускающая национальные кадры, была оказана помощь в обеспечении коллективов художественной самодеятельности музыкальными инструментами и национальными костюмами. Начиная с 1943 года проводились районные и республиканские смотры художественной самодеятельности и народного творчества. Возобновилась деятельность Дагестанского дома народного творчества. Книжному издательству было поручено расширить издание книг, песенников, пособий по музыке на национальных языках. Принятое в тяжелые военные годы это постановление ускорило развитие искусства народов Дагестана в будущем.

По инициативе А. Алиева, проявляющего заботу о развитии национальных языков и просвещения всех народов, в 1944 году в Махачкале был открыт Женский педагогический институт, были приняты конкретные меры по улучшению работы педучилищ, института истории, языка и литературы. Все это не полностью удовлетворяло А. Алиева, и поэтому он добился принятия в феврале 1945 года постановления «О состоянии и мерах по улучшению работы школ республики».

В то время в результате ухудшения работы в области образования в Дагестане около 28 тысяч детей осталось вне школы. В 1942/1943 учебном году только в начальных школах остались без образования 18 тысяч детей. Число обучающихся в V—VII классах уменьшилось по сравнению с предыдущими годами на 10 тысяч учеников. Около 50% преподавателей не имели среднего образования и методической подготовки. По отдельным предметам не хватало учителей. Всего 20—25% обучающихся в высших учебных заведениях составляли представители коренных национальностей Дагестана.

Осенью 1945 года А. Алиев интересовался подготовкой преподавателей с высшим образованием и столкнулся в Дагестанском пединституте с таким фактом. В этом году в институт из представителей коренных национальностей поступил всего 31 человек. Из них 14 лезгин, 4 аварца, 3 кумыка и 10 представителей других национальностей. А. Алиев сказал, что и представители других народов должны, как и лезгины, проявлять интерес к высшему образованию, и по мере возможности нужно создать им благоприятные условия.

При активном содействии руководителя в течении двух последних лет войны в Дагестане заметно расширилось издание учебников на национальных языках, открылся «Детиздат». Школы семилетки, которые размещались в старых зданиях, были переселены в более просторные здания, а на их месте дополнительно открылись 50 начальных школ. В этих школах занятия проводились на национальных языках. Семь педучилищ республики были мобилизованы на подготовку учителей, преподающих на национальных языках. 20 тысяч необучающихся детей за короткий срок были вовлечены в процесс обучения. Число детских домов достигло от 7 до 28, открылись новые школы-интернаты, в том числе и несколько межрайонных школ. В районах были построены 17 новых средних школ.

По инициативе А. Алиева в 1944 году в Дагестане при Министерстве просвещения открылись два института — Институт усовершенствования учителей и Институт школ для подготовки учебников, учебно-методической литературы для дагестанской национальной школы. Второй институт занимался лишь подготовкой учебников и методических пособий для национальных школ. Систематизировалось издание учебников на национальных языках на научной основе, которые ранее издавались хаотически. 1946 год для Дагестана был особенно знаменательным. В Махачкале была открыта база АН СССР. А через несколько лет эта база стала Дагестанским филиалом АН СССР с тремя институтами: институтом истории, языка и литературы, институтом геологии и институтом физики. Выступивший на открытии филиала академик И. И. Мещанинов отметил, что эта впрямую заслуга А. Алиева.

Огромная заслуга А. Алиева перед дагестанцами в период жестокой и страшной войны — это сохранение Дагестана как республики. Азиз Алиев оставил яркий след на дагестанской земле и добрую намять о себе в сердцах людей. Выдающийся сын азербайджанского народа, как один из самых дальновидных и интернациональных политических деятелей Кавказа, будет вечно жить в сердцах и памяти лезгин, аварцев, даргинцев, кумыков, лакцев — всех народов Дагестана.