Каспий.- 2011.- 26 апреля.- № 72.- С. 1-2.

 

О, какое это было бы счастье если б мы всегда с любовьюотносились друг к другу!.."

 

Ко дню рождения Мир Джалала –писателя, ученого, педагога,

Человека с большой буквы

Алиева Эльмира

 

Когда три года назад в Париже, в штаб-квартире UNESCO, отмечали столетие со дня рождения выдающегося азербайджанского писателя, ученого-литературоведа и педагога Мир Джалала Пашаева, я ощутила высочайшую гордость. Это чувство, несомненно, посетило в те дни многих моих соотечественников. Но мне, к тому же, приятно было еще и оттого, что я вспомнила, как когда-то, в первые годы моей работы в печати, я, молодой журналист, приходя по заданию в Союз писателей, нередко удостаивалась при встрече доброго приветствия этого, тогда уже маститого литератора.К сожалению, мое личное, если можно так сказать, общение с писателем Мир Джалалом этим, пожалуй, и исчерпывается. Однако с некоторыми произведениями его, хотя и не очень глубоко, – ведь в русскоязычных школах в ту пору азербайджанскую литературу преподносили, увы, весьма поверхностно, – я тем не менее была знакома. Помню, как моя покойная мама, давняя выпускница Азгосуниверситета и почитательница творчества Мир Джалала, нет-нет, а обращала мое внимание на его книги. Так я познакомилась, в частности, с "Манифестом молодого человека" и с романом "Куда ведут дороги?", посвященным великому поэту-сатирику Сабиру. А еще с очень понравившимися мне лирическими миниатюрами писателя. Строчки из одной из них – "Чудо" – я и вынесла в заголовок моих заметок: мне показалось, что они очень точно характеризуют самого автора.

Сейчас, спустя годы, когда многое изменилось в нашей жизни, когда все мы, естественно, стали мудрее, мне захотелось заново осмыслить отношение писателя к таким вечным истинам, как Любовь и Доброта, Вера в лучшее и Справедливость, которые он проповедовал и которые, к счастью, и в наши дни считаются общечеловеческими ценностями, не потерявшими своей значимости. И, обратившись вновь к его творчеству, я поняла главное: каждое произведение Мир Джалала – большое или малое – каждая выведенная им строка пронизаны Искренностью, в самом высоком смысле этого слова. Да, он всегда был искренен. Искренне любил, искренне верил в светлое будущее, искренне осуждал несправедливость и ложь…

Человек из народа, хорошо узнавший жизнь во многих ее проявлениях, он сумел в своих сочинениях показать формирование гражданского самосознания простых людей, убедительно раскрыть их духовный мир, их стремление к свободе, а значит, и к счастью. Ему была чужда идеология насилия, и он, как мне кажется, сумел вложить ненависть к ней в своих героев. Все события, факты, выведенные образы, поднятые им, по общему признанию, на самый высокий художественный уровень, – это результат наблюдений писателя, которые он, прежде, чем выплеснуть на бумагу, пропустил через свое сердце, через свое собственное понимание того, что стало для него объектом внимания. Наверное, потому так поэтичны его произведения: совсем неспроста слыл Мир Джалал наследником восточной поэтики.

Все отмеченное мною, вовсе не претендующей на то, что это истина в последней инстанции, четко проглядывает, на мой взгляд, как раз в его "Манифесте молодого человека", появившемся на свет еще в 1937 году и, как известно, признанным лучшим романом, созданным в Азербайджане в 30-х годах прошлого столетия.

Писательский почерк Мир Джалала отличает еще одна особенность: он любит своих героев, пишет о них, даже если это эпизодические образы, очень тепло и возвышенно. Вспомните трепетные строки о маленьком Бахаре из "Манифеста…" С какой нежностью выписан образ этого мальчика! И все это так, что ты веришь в искренность автора, сумевшего найти какие-то особые слова, особые нюансы.

Хочется мне сказать несколько слов о нашем замечательном писателе и как о создателе прекрасных рассказов. И в них, как, впрочем, и в крупных произведениях, Мир Джалал предстает перед читателем, как человек романтического склада, человек, излучающий свет, не скупящийся на доброту, человек, которому бы хотелось видеть счастливыми всех людей на Земле.

"О,.. если бы мы всегда с любовью относились друг к другу!", "Как жаль, что по вине самих людей им приходится зачастую довольствоваться лишь половинкой счастья", – сокрушается автор рассказов. А вот как он ратует за доброту: "Доброе слово – всемогуще, добрым словом врачуют раны". Мир Джалал был убежден в том, что свет любви, который несет в себе один человек, распространяется и на других людей. И своими творениями писатель призывает их не гасить этот свет.

Вот что написала о рассказах нашего замечательного соотечественника, по праву считающегося видным представителем азербайджанской литературы, известная российская поэтесса Римма Казакова в своем вступительном слове к одной из изданных на русском языке книг Мир Джалала:

"Простые сюжеты его рассказов раскрывают глубину человеческих отношений… Писатель создал целую литературную школу. Эта литературная школа объединяет художественные принципы прозы двадцатого века с рассказами Чехова и Хемингуэя".

Подытоживая все сказанное о Мир Джалале – писателе, хотелось бы непременно подчеркнуть еще и то, что во всех его произведениях содержится одна, очень важная идея – необходимость связи между поколениями, и все создаваемое им направлялось также на реализацию этой идеи. Человек, провозглашал Мир Джалал, должен знать свои корни.

Талантливый писатель был не менее талантливым и вдумчивым литературоведом. Причем, занимался исследованиями он с самого начала своей литературной деятельности, совмещая их. Автор, опубликовавший в 1928-м году, в двадцатилетнем возрасте, в журнале "Маариф" литературоведческую работу на тему "Романтические направления в азербайджанской литературе", чуть позже, в тридцатых годах, выступил первым исследователем поэзии и мастерства великого азербайджанского лирика Мухаммеда Физули. И эта работа стала его кандидатской диссертацией, которую он успешно защитил в предвоенный, сороковой год. Тогда и назвали его наследником восточной поэтики – лиризм, которым окрашено все творчество писателя, был свойственен ему, человеку романтического склада.

Однако диапазон интересов и познаний ученого был настолько широк, что это позволяло ему вторгаться в своих исследованиях и в, казалось бы, далекие от романтизма и лирики области. В ряду таких можно назвать, например, работы о реализме Джалила Мамедгулузаде, о произведениях М.Ф.Ахундзаде, Наримана Нариманова, о творчестве Абдуллы Шаига и многие другие. Как утверждают специалисты, писал Мир Джалал только о том, во что верил, что хорошо знал.

Об этом я прочитала и в посвященной его творчеству монографии одного из его учеников, ныне доктора филологических наук Ягуба Исмайлова, долгое время работавшего под руководством доктора филологии Мир Джалала Пашаева, который возглавлял отдел в академическом НИИ литературы и языка имени Низами. Кстати, это не единственная работа, предметом изучения в которой становились произведения Мир Джалала. К примеру, по мнению ученых, довольно интересный труд "Рассказы Мир Джалала" представил кандидат наук Ахад Гусейнов. Для нынешних поколений литераторов и ученых творчество признанного также далеко за пределами нашей страны писателя, чьи произведения переведены на ряд иностранных языков, это еще и хорошая школа.

Незадолго до дня рождения Мир Джалала я побывала в Бакинском государственном университете (БГУ), где он, заслуженный деятель науки, на протяжении семнадцати лет, до самой своей кончины, руководил кафедрой классической азербайджанской литературы, постояла у входа на кафедру перед мемориальной доской, которая гласит, что кафедра носит имя этого большого ученого, внесшего немалый вклад в развитие литературоведческой науки в нашей стране, встретилась с его коллегами, последователями, учениками. Я поняла, что Мир Джалал Пашаев оставил глубокий след не только в науке, но и в сердцах всех тех, с кем работал, кого учил и пестовал.

– Для меня Мир Джалал, – сказал доктор наук, профессор Тахсин Муталлимов, которого я попросила поделиться воспоминаниями, – это прежде всего великий Устад. Он словно родился Учителем. Впрочем, все мы знали, что свой трудовой путь он и начинал с того, что учительствовал в сельской школе Гядабея, затем был школьным директором в Гяндже, где прошли его детство и юность. Потом в Баку, уже защитив в 1947-м докторскую, также занимался преподавательской деятельностью. Так что, помимо врожденного учительского таланта, был у него накоплен и достаточно богатый практический опыт. Его лекции проходили всегда при переполненной аудитории. Он говорил просто и лаконично, как и писал, был всегда естественным. За все это его чтили и уважали как коллеги, ученики, так и студенты. Не случайно, его и сегодня называют одним из лучших педагогов в истории БГУ.

Мысленно вернувшись в прошлое, связанное с Устадом Мир Джалалом, Тахсин Муталлимов рассказал смешной эпизод из университетской жизни, свидетельствующий о доброте и милосердии Учителя.

Мир Джалал на экзаменах ставил всем пятерки – зачем, говорил, лишать детей стипендии? Ну, не выучил сегодня, выучит завтра. Но однажды в экзаменационном листе, куда он заносил оценки, к большому удивлению ассистента, появились тройки и даже двойки. Оказалось, педагог случайно услышал, как в разговоре между собой студенты бахвалятся тем, что, как бы они ни ответили на экзамене, Мир Джалал муаллим все равно, мол, поставит нужную оценку, у него мягкое сердце, а потому – зачем учить? Словом, наказал ребят, а как потом сам страдал! И успокоился лишь тогда, когда деканат по его же просьбе дал "срезавшимся" направление на пересдачу и принял у них экзамен. Вот такой был человек!

С огромной заботой относился заведующий кафедрой к своим коллегам, всячески поддерживал молодых, помогал им в научной работе. Оказывался рядом с ними в любой жизненной ситуации. Надо сказать, люди были благодарны ему за это и, зная, как высоко ценит их Учитель верность в дружбе, отвечали ему именно такой дружбой.

Большой писатель, талантливый ученый, прекрасный педагог и очень светлый, чистый человек, оставивший нам серьезное литературное и научное наследие.Все это Мир Джалал Пашаев.

А еще он тот, кто всей своей жизнью и творчеством призывал нас любить друг друга, нести добро, научиться быть счастливыми. Призывал и указывал пути к этому.