“Dövlət İdarəçiliyi”.-2015.-№1.-S.139-146.

 

ГЕНОЦИД АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ЖЕНЩИН 1918 года

 

Лятифа Алиева

Заместитель директора по науке Архива Политических Документов Управления Делами Президента Азербайджанской Республики, доктор философии по истории

 

Раскрытие исторической правды, десятилетиями тщательно скрываемой в архивах, связанной с трагическими событиями, постигшими азербайджанский народ в первые десятилетия XX века, является актуальнейшей проблемой исторической науки. Проблема влияния на азербайджанских женщин конфликта, развязанного армянами в 1918 году, является неисследованной в азербайджанской историографии. После восстановления Азербайджаном в начале 90-х годов прошлого столетия подлинной независимости стало возможным начать процесс всестороннего и объективного научного осмысления всех аспектов тех трагических событий, стоивших азербайджанскому народу десятков тысяч безвинных жертв. В этом важном деле особая роль принадлежит национальным архивам страны, где хранятся сотни тысяч бесценных документальных материалов, проливающих свет на не столь уж далекое прошлое нашего народа.

В азербайджанской историографии проблема геноцида азербайджанцев в 1918-1920 годах является одной из широко разработанных тем. Этим вопросам посвящены многочисленные монографии (1; 2; 3), диссертации (4), статьи и брошюры. Трагические события тех лет анализировались азербайджанскими государственными и политическими деятелями сразу же после их совершения. М.Э. Расулзаде в статье, посвященной годовщине мартовских событий, назвал их геноцидом тюрко-мусульманского населения Баку и его районов (5). Он считал, что это был глубоко продуманный план большевиков, осуществленный с помощью дашнаков, которыми руководило чувство мести (5).

Один из видных государственных деятелей и лидеров национального движения Азербайджана А.М. Топчубашев считал, что большевики с целью захвата власти в Баку давно готовили резню мусульманского населения и готовы были уничтожить всех, не жалея женщин и детей (6).

Преступления дашнаков, руководимых большевиками во главе С. Шаумяном, критиковали азербайджанцы-большевики. Видный государственный деятель, Нариман Нариманов писал: «Как назвать то, что творили дашнак Амиров и Степа Лалаев в Шемахе?» (7). Как известно, С. Лалаев, посланный в начале апреля 1918 года С. Шаумяном в Шемаху, собрал в мечети мусульманских женщин и детей, сжег их живьем (4, s.20). Н. Нариманов с горечью отмечал: «В результате масса мусульманок с детьми оказались пленницами у дашнаков, т.е. у «защитников советской власти» (8, с.59-60; 9,с.176). «Так же тут приходится замалчивать о тех гнусных издевательствах над женщинами со стороны наших защитников-дашнаков», - писал Н. Нариманов (8,с.60). Мир Джафар Багиров, вспоминая эти события, в своем выступлении на XXII съезде КП (б) Азербайджана отмечал: «В 1918 году Амазасп, Абрам Валуянц, полковник Аветисов воевали не за советскую власть. Я участник, к сожалению, был представителем отряда Амазаспа и видел, что они делали в Кубе, не говоря уже о Шемахе и т.д.» (10). [стр.139-140]

В 1918 году закончилась I мировая война. Народы обрели мир. Но азербайджанский народ продолжал воевать, отражая нападения своих соседей — армян, которые, воспользовавшись сложным политическим положением, стремились захватить азербайджанские территории и создать за их счет свое государство. Говоря об армянских территориях, Бакинский градоначальник Мартынов еще задолго до этих событий сообщал, что «у армян ее нет... на Кавказе, нет, не только губернии, но даже уезда, которое можно было бы считать исключительно армянским. Спрашивается, где же территория для будущего армянского государства» (11).

Для осуществления поставленной цели освобождения территории от их подлинных хозяев - азербайджанцев армяне проводили этническую чистку, с тем, чтобы завладеть этими землями. Они терроризировали местное мусульманское население, изгоняли их из своих домов, нападали на азербайджанские селения, грабили и убивали мирное население. В архивах хранятся документы, содержащие информацию о тотальном истреблении мусульманского населения армянскими националистами в 1918-1920 годах.

Особенно ценные документы о мартовском геноциде 1918 года в Баку сосредоточены в Архиве Политических Документов Управления Делами Президента Азербайджанской Республики (12). Впервые официально на государственном уровне политическую оценку мартовским событиям 1918 года как геноциду азербайджанцев дал Гейдар Алиев. В Указе Президента «О геноциде азербайджанцев» от 26 марта 1998 года было подчеркнуто: «Геноцид, неоднократно осуществленный против азербайджанского народа и не получивший в течение длительного времени должной оценки, является одной из таких нераскрытых страниц истории» (13).

Особое значение для изучения истории кровавых событий тех лет представляют материалы Чрезвычайной Следственной Комиссии (ЧСК), созданной в период Азербайджанской Демократической Республики. Перед молодым правительством независимой республики в 1918 году стояли многообразные и трудные задачи. Одним из таких был вопрос об организации следственных действий для раскрытия преступлений, совершенных армянами в 1918 году по отношению к азербайджанскому населению. Прежде всего, было решено провести расследование мартовских событий 1918 года, когда в Баку и его уездах армянами был совершен геноцид азербайджанцев, т.е. массовое уничтожение мирного населения по этническому признаку - тюркское-мусульманскому происхождению.

15 июля 1918 года министр иностранных дел Мамед Гасан Гаджинский на заседании правительства выступил с докладом о необходимости создания организации, носящей характер чрезвычайной следственной комиссии (12). Для пресечения деятельности армянских разбойничьих банд и установления виновников насилий и размеров причиненных убытков предлагалось создать ЧСК, которая должна была регистрировать все случаи насилия и обстоятельства, при которых они совершались. Он предлагал срочно приступить к опросу потерпевших, свидетелей и очевидцев, фотографированию и сбору вещественных доказательств. Чрезвычайная Следственная Комиссия вначале была в составе 7 человек. Председателем Комиссии был назначен Алекпер бек Хасмамедов. После переезда азербайджанского правительства из Гянджи в Баку в сентябре 1918 года ЧСК тоже начала свою деятельность в Баку и вплотную занялась расследованием. Большинство членов комиссии бакинской группы были людьми неазербайджанской национальности. Сегодня это очень важно с той точки зрения, что никто не будет сомневаться в объективности и достоверности результатов расследования ЧСК.

Комиссия работала в сложных условиях, тем не менее, ЧСК проделала титаническую работу: только за декабрь месяц 1918 года было допрошено 606 человек потерпевших и свидетелей, составлено 209 про - [стр.140-141] токолов. Ими было подготовлено большое количество фотографических снимков и диапозитивов, отобрано много ценных вещественных доказательств, являющихся документальными свидетельствами преступлений армянских националистов.

Население с большим доверием и сочувствием относилось к работе Следственной комиссии. Это отмечал и сам председатель комиссии А. Хасмамедов. Ценные показания потерпевших азербайджанцев, испытавших на себе все ужасы кровавой бойни, устроенной армянами, очень часто подтверждались свидетельствами бакинских жителей других национальностей.

Непосредственным организатором и руководителем геноцида азербайджанцев в Баку в конце марта 1918 года было руководство Бакинского Совета во главе С. Шаумяном. К началу 1918 года политические позиции национальных сил Азербайджана значительно укрепились. Мусават был ведущей политической силой общества. Этот факт сильно беспокоил большевиков. Бакинский совет с помощью армянских националистов готовился к разгрому азербайджанцев. Речь шла о насильственном изменении демографической ситуации в Баку и ее губерниях (14).

Советские историки преподносили эти события как антисоветский мятеж мусаватистов против Бакинского Совета с целью его свержения, и считали, что С. Шаумян якобы, вынужден был прибегнуть к карательным мерам по отношению к мусаватистам, объясняя это тем, что шла гражданская война. Однако источники свидетельствуют, что уничтожение мирного населения и погромы проводились по национальному признаку. Доказательством этого является то, что во время мартовских событий больше всех пострадали именно беззащитные женщины и дети, которые, конечно же, не принадлежали к какой-либо партии и не были членами партии «Мусават». Есть много свидетельств того, что армяне особенно жестоко расправлялись с женщинами: они знали, что для азербайджанцев честь семьи заключена в этическом статусе женщины. Чтобы нанести духовное увечье азербайджанцу, следовало обесчестить или убить его жену, сестру или дочь.

Только в одном месте города Баку армянами было зарыто 57 трупов женщин без ушей, без носа, со вскрытыми животами и вырезанными влагалищами. В одном доме пригвоздили к стене живую 25-летнюю женщину (15). У другой женщины по имени Гаджи ханум Аллахверди гызы в селении Молла-Шихали армяне отрубили руку, вырезали груди, убили и сняли кожу с лица (15, л.5об.). Из селения Сары-Гаджалы были увезены почти все женщины, трупы которых позже были найдены с отрезанными грудями (15, л.4об.). В селении Ахшам армянские солдаты перебили шашками 9 женщин и 10 малолетних детей. Турецкий исследователь Гусейн Байкара отмечал, что трудно писать о десяти тысячах мусульманах-шехидах, так как тюркских женщин водили голыми, привязанными друг к другу за косы, а затем над ними совершали различные насилия, убивали и еще многое другое (16).

В следственных материалах бросается в глаза следующий факт: непосредственное участие в зверствах над мирными азербайджанцами принимала армянская интеллигенция. Один их отряд в Баку забрался в дом и расстрелял 8 женщин и детей (16, л.17об.). Свидетели видели, как женщин, которых армяне не успевали убить, связывали друг к другу косами, уводили без обуви и по дороге били прикладами (16, л. 17). Многие женщины и малолетние девочки были изнасилованы. Один из руководителей армянским движением хвастал в Баку перед своими знакомыми, что в Шемахе изнасиловал 10 мусульманских девушек, которых потом пристрелил из своего револьвера (17, л. 18 об.). В Шемахе в кочевье Падар армяне перебили все население, «не щадя ни женщин, ни детей и убили 25 женщин, 80 мужчин, 15 детей. Они ловили молодых и красивых женщин и девушек и насиловали их» (18, с. 169). В [стр.141-142] материалах Чрезвычайной Следственной Комиссии есть многочисленные свидетельства пострадавших женщин, хотя многие девушки и женщины стеснялись и не давали подробных свидетельств или вообще отказывались от дачи показаний.

Показаниями очевидцев и свидетелей было установлено, что армяне разработали целый план систематического истребления мусульманского населения Южного Кавказа и захвата их территорий. Убийство азербайджанцев армяне нередко совершали с невероятным зверством: снимали кожу с живых людей, пригвождали их к стене, выкаливали штыками глаза, отрезали уши, вешали на деревьях. Даже опытные юристы, которые вели расследование, содрогались от кошмарных преступлений армянских шовинистов. Фотограф Владимир Соколов, привлеченный для работы в ЧСК, не выдержал, когда снимал пригвожденного Казачковым гвоздем к стене двухлетнего ребенка и других маленьких детей. После этого он отказался от дальнейшего фотографирования следов преступлений армян (19).

Американский историк Фируз Кяземзаде, в своей книге, изданной в США в 1951 году, писал: «Армяне под маской большевизма обрушились на мусульман, вырезали за несколько ужасных дней более двенадцати тысяч людей, среди которых было много стариков, женщин, детей» (20,с.78). Освобождение Баку Кавказской Армией во главе с османскими войсками от большевиков и армян спасло население Баку от дальнейшего террора армян. 14-15 сентября 1918 года, армяне покинули город (21, s.16).

Армянами была проведена резня мусульманского населения Карской области, Нахичеванского, Сурмалинского, Зангезурского, Джеванширского и других уездов. Здесь в основном действовали правительственные войска Армянской Республики. Они не только уничтожали мусульманское население, но и занимались подрывом хозяйственных основ и жизни: «в Карской области армяне проводили политику арменизации и демусульманизации» и ради достижения этой цели они готовы были на самые гнусные поступки и преступления (22, с.55).

20 декабря 1918 года на экстренном заседании парламента Азербайджана была обсуждена агрессия Армянской республики против мусульманского населения Гянджинской губернии. Карабахский депутат Алавердибеков еще 15 декабря 1918 года внес «запрос о событиях в Карабахе в связи с бесчинствами, творимыми там бандами Андраника» (22, с.88). На заседании депутат Магеррамов докладывал о бесчинствах андраниковских банд, проливавших кровь мусульманских мужчин, женщин, детей и стариков, не взирая ни на пол, ни на здоровье людей (22, с.88).

И, естественно во всей этой чудовищной бойне больше всех пострадали женщины. Они теряли своих мужей, сыновей и братьев, лишаясь тем самым поддержки в жизни, оставались без крова и домашнего очага. На примере судьбы одной азербайджанской женщины можно представить положение тысяч мусульманских женщин, которых постигла та же участь. В день свадьбы девушки по имени Тават армяне напали на их село в Губадлы, перебили все население, убили ее родителей, братьев, сестер и жениха, сожгли деревню (23). Оставшиеся в живых мужчины и даже женщины встали на защиту своей земли. Восемнадцатилетняя девушка, сняв венчальное платье, взяла в руки оружие и вместе с мужчинами воевала против армянских националистов, захвативших ее село (24, s.87). За свою смелость и отважность девушка получила прозвище «Еркак Тават» (Тават-мужчина). Армянские дашнаки перевернули всю ее жизнь. Теперь она не имела семьи и близких, позабыла, что она женщина, должна иметь дом, растить детей. Тысячи азербайджанских женщин были в таком же положении: их жизнь была изуродована в результате политики армянских националистов по захвату земель своих соседей. В принципе, в 1918-1920 годах армяно-азербайджанский конфликт стал [стр.142-143] полномасштабной войной между двумя странами: Азербайджанской и Армянской республиками. И хотя 23 ноября 1919 года между ними был подписан договор о прекращении военных действий до решения спорных территориальных вопросов (25), армянская сторона продолжала проводить в жизнь этническую чистку в Карабахе, Зангезуре, Нахичевани, Зангелане и др. азербайджанских землях. Только в Иреванской губернии армянами было уничтожено 211 азербайджанских деревень (26, s.24-27).

В азербайджанских селах Зангезура Байандур, Шайыфлы, Гарачиман и др., сообщается в архивных документах, армяне творили неслыханные зверства. Армянами было убито 2254 человека, из которых 257 были женщины, 153 - дети. Армянами было сожжено 304 человек, из них 53 были женщины, 39 - дети (27). Так, армяне рано утром окружили селение Кюрд Арешского уезда, затем ворвались туда и начали убивать сельчан прямо в их домах, так как многие были еще сонными и не успели бежать. Они убили 68 человек, причем большинство были женщины и дети (28). В документах указывается, что армяне «при этом убивали невероятно зверским образом, закалывали штыками, рубили кинжалами, сдирали с лиц кожу, детей подбрасывали в воздух и разрубали их на куски, живыми пригвоздивали к стенам домов» (28). Все улицы Кюрда были залиты кровью. В мусульманском селении Гога Шушинского уезда в декабре 1918 года утром армянские банды в солдатской форме, вооружившись ружьями, под командой офицера Аслана Саркисова и с помощью Хосровбека Ишханова неожиданно окружили село и объявили, что крестьяне-мусульмане согласно приказу генерала Андроника должны поставлять для армян пшеницу, ячмень, скот, выдать оружие и признать власть Армянской республики (29). Помещик Асад ага Джеваншир ответил, что мусульмане признают власть Азербайджанской Республики, а насчет сдачи оружия он попросил несколько дней на обдумывание. На следующий день Джеваншир и его сын Солтан, поверив армянам, выдали им оружие. После этого армяне сразу же «убили старика Джеваншира и его сына, затем убили его дочь Иран-Бегум, родственницу Фатма - Бегум, перебили всю прислугу - женщину Инджи Ибад кызы... причем убийства сопровождались истязаниями, трупы женщин были голые и имели следы резаных ран» (29 л.39). Во время обстрела села было убито еще несколько женщин, среди них Айна Аббас кули гызы и другие.

В Зангезуре армянским правительством был создан армянский национальный совет, снабженный деньгами из Еревана. Их регулярные части «подвергали огню и мечу мирные мусульманские селения» (30). В докладе армянского представителя английскому губернатору Нахичеванского уезда в феврале 1919 года говорилось об условиях Азербайджана армянской стороне. Важнейшее требование азербайджанской стороны было связано с захваченными и замученными армянами азербайджанскими женщинами. Армяне должны были «возвратить триста женщин мусульманок, находящихся у Сасунцев» (19).

Согласно годовому докладу ЧСК было установлено, что только в Зангезурском уезде в 115 азербайджанских деревнях было убито 2276 женщин и 2196 детей. За это же время армянами было сожжено 794 женщин и 485 детей (2, s.131).

Неслыханные зверства были произведены армянами в других регионах Азербайджана, а также в Южном Азербайджане. Палач азербайджанского народа Андроник со своим «добровольческим» отрядом устроил террор над населением Хоя, Арзинджана и других городов, где проживали тюрки-азербайджанцы. Они учиняли расправу над женщинами, подвергали их пыткам, многих из них изнасиловали (31).

Один из основоположников и вождей партии Дашнакцутюн Ов. Качазнуни сам признавал, что они очень часто «вынуждены были прибегнуть к оружию, двигать [cтр.143-144] войска, разрушать и устраивать резню» (32). Армянский историк А. Каринян отмечал, что борьба дашнаков за территорию будущего национального государства и «округление» его границ началось «на другой же день после Февральского переворота» (33).

Азербайджанцы не могли оказывать должного сопротивления хорошо организованным армянским вооруженным отрядам. Руководитель партии «Иттихад» Карабек Карабеков писал о том, что «мусульманство в своем простодушии и по своей инертности было застигнуто везде врасплох, не думая и не ожидая форменной войны, и если оно еще не сумело дать себя полному уничтожению правильно организованным дашнакским войскам, то этим оно обязано исключительно своей природной способности к военным действиям» (33, л.58; 34).

Массовое уничтожение азербайджанского населения в Баку и других городах и уездах Южного Кавказа стали началом поражения большевиков в крае. Эти события послужили причиной того, что мусульманское население отвернулось от большевиков, которые полностью потеряли их доверие. Это привело к краху большевиков и падению советской власти, кончине Бакинского Совета в конце июля 1918 года.

Подводя итоги, нужно отметить, что в XX веке каждый раз, когда российское государство оказывалось перед серьезными проблемами, приводящими к его ослаблению или распаду, на Южном Кавказе армяне начинали действовать против азербайджанцев, пытаясь вытеснить их из исконных территорий. Террор армян по отношению к азербайджанцам стимулировал национальное пробуждение, укреплял патриотические чувства азербайджанцев - и мужчин, и женщин.

 

Ədəbiyyat:

1.         İskəndərli А., Azərbaycan həqiqətləri 1917-1920, Bakı: “Elm və təhsil”, 2012.

2.         Abışov V., Azərbaycanlıların soyqımı (1917-1918-ci illər). Bakı: “Nurlan”, 2007.

3.         Халилов А., Геноцид против мусульманского населения Закавказья в исторических источниках. Баку, Азербайджанское Государственное Издательство, 2000.

4.         İskəndərov А., Azərbaycanda türk-müsəlman soyqımı probleminin tarixşünaslığı (1918- 1920). Tarix elmləri dokt. dissert, avtoreferatı. Bakı, 2009.

5.         Rəsulzadə M.Ə., Unudulmaz faciə // “Azərbaycan” qəzeti, 1919, 31 mart.

6.         Topçubaşov Ə.M., Azərbaycanın təşəkkülü, Istanbul, 1918. Bakı, 1990, s.130.

7.         Н.Нариманов. Избранные произведения в 3-ех томах. Т.2 (1918-1921). Азернешр, 1989, с.185.

8.         Нариманов Н., К истории нашей революции в окраинах. (Письмо И.В. Сталину) Баку,1990.

9.         Наджафов Б., Лицо врага. История армянского национализма в Закавказье в конце XIX начале XX в. В 2-ух частях. Баку, 1993.

10.     АПД УДП АР, ф.1, оп.35, д.9, л.565-566.

11.     АПД УДП АР, ф.277, оп.8, д.259, л.ЮЗ.

12.     АПД УДП АР, ф.277, оп.2, д.д. 13, 14, 15, 25, 26, 27.

13.     Указ Президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева «О геноциде азербайджанцев» от 26 марта 1998 года //Azərbaycan qəzeti, 1998, 27 mart.

14.     Qəhrəmanov N., I Dünya müharibəsində Qafqaz cəbhəsində erməni amili. Bakı, Hərbi Nəşriyyat, 2007, s.159-160.

15.     АПД УДП АР, ф.277, оп.2, д. 16, л. 16.

16.     Baykara Hüseyn, Azərbaycan istiqlal mübarizəsi tarixi. İstanbul, 1975, s.250.

17.     АПД УДП АР, ф.277, оп.2, д. 16.[стр.144-145]

18.     Рустамова-Тогиди С.А, Март 1918 г. Баку Азербайджанские погромы в документах. Баку, 2009.

19.     АПД УДП АР, ф.276, оп.9, д. 1, л.25.

20.     Кяземзаде Ф, Борьба за Закавказье (1917-1921). CA&PRESS, Стокгольм, 2010.

21.     Azərbaycanda mövcud olan şəhidliklər və şəhid məzarları. Bakı, «Qismət», 2011.

22.     Халилов А., История Азербайджана по документам и публикациям. Баку, 1990, Азербайджанское Государственное Издательство, Баку, 2000, с.88.

23.     Əhmədov R., Mir Cəfər Bağırov, Bakı, 2004.

24.     Suleymanov F., Qana boyanmış Quran, Bakı, 1997.

25.     ГААР, ф.970, on.l, д.190, л.9.

26.     Boran Əziz, Azərbaycan Xalq Cümhuriyyəti və qaçqınlar problemi // Azərbaycan Xalq Cümhuriyyəti tarixinin aktual problemləri. Beynəlxalq elmi sessiyanın materialları (mart-may 2003), onuncu iclas, 28 aprel, 2003, s.24-27.

27.     ГААР, ф.1061, оп.2, д.7, с.37-38.

28.     ГААР, ф.1061, оп.1, д.29, л. 18.

29.     ГААР, ф. 1061, оп.1, д.25, л.28.

30.     К истории образования Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР. Документы и материалы. Баку, Азернешр, 1989, с.21.

31.     Onullahi Seyidağa, Erməni millətçiləri və İran, Bakı, 2002, s.61.

32.     Качазнуни Ов. Дашнакцутюн больше нечего делать! Тифлис, 1927, с.ЗЗ.

33.     Мамедова Лятифа, Анти азербайджанская деятельность армянских политических организаций в период АДР / Azərbaycan Xalq Cümhuriyyəti tarixinin aktual problemləri. Beynəlxalq elmi sessiyanın materialları (mart-may 2003), onuncu iclas, 5 May 2003, s.22-35.

34.     Багирова И.С., Политические партии и организации Азербайджана в начале XX века. 1900 -1917. Баку, «Елм», 1997, с.220.

 

Acar sözlər: Azərbaycan, soyqırımı, qadınlar, müsəlman əhali, təcavüz, ermənilər

Ключевые слова: Азербайджан, геноцид, женщины, мусульманское население

Keywords: Azerbaijan, genocide, women, the Muslim population, aggression, Armenians

 

Lətifə Əliyeva

Azərbaycan Respublikasi Prezidentinin işlər İdarəsinin Siyasi Sənədlər Arxivinin elmi işlər üzrə direktor müavini, tarix üzrə fəlsəfə doktoru

 

1918-ci ildə Azərbaycan qadınlarının soyqırımı

Xülasə

Məqalədə Azərbaycan tarixşünaslığında tədqiq olunmamış, 1918-ci ilin martında soyqırımına məruz qalmış qadınların aqibəti və vəziyyəti araşdırılır. XX əsrin əvvəllərində xalqımızın başına gətirilmiş və on illər boyu arxivlərdə məxfilik qrifi altında gizlədilmiş faciəli hadisələrlə əlaqədar əsl həqiqətin aşkara çıxarılması Azərbaycan tarixinin ən aktual problemlərin dəndir. Azərbaycan xalqına [стр.145-146] 10 minlərlə insanın həyatı bahasına başa gələn faciəli hadisələrin hərtərəfli və obyektiv elmi dərki prosesinə yalnız Azərbaycanın dövlət müstəqilliyini bərpa etməsində sonra başlamaq mümkün oldu. 1918-ci ildə yaranmış mürəkkəb siyasi vəziyyətdən yararlanan, ermənilər etnik təmizləmələr apararaq, Azərbaycan ərazilərini zəbt etməyə və onların hesabına öz dövlətlərini yaratmağa can atırdılar.

Elmi araşdırmada azərbaycanlılara qarşı S.Şaumyan başda olmaqla Bakı Sovetinin əmri ilə daşnaklar tərəfindən törədilmiş faciəli hadisələr Azərbaycan Xalq Cümhuriyyəti dövründə yaradılmış Fövqəladə İstintaq Komissiyasının zəngin sənədləri əsasında təhlil edilir. İstintaq materialları göstərir ki, təkcə Bakının bir yerində ermənilər qulaqları, burunları olmayan, qadınlar yırtılmış və cinsiyyət orqanları kəsilmiş 57 qadın cəsədini basdırmışlar. Canilər bir evdə 25 yaşlı qadını divara mismarlamışdılar. Bir başqa qadını ermənilər qollarını doğramış, döşünü kəsmiş, öldürmüş və üzünün dərisini götürmüşdülər. Şamaxıda Stepan Lalayev müsəlman qadın və uşaqları məscidə toplayaraq, onları canlı-canlı yandırmışdı.

Ermənilərin azərbaycanlılara qarşı törətdikləri amansız terror xalqımızın, xüsusilə qadınların milli şüurunun artmasına, ittihad və birlik məsələsində inkişaflarına təkan vermiş, onlarda vətənpərvərlik hissini möhkəmləndirərək ictimai fəaliyyətlərini gücləndirmişdir.

 

Latifa Aliyeva

Deputy Director for Scientific Affairs of the Archive of Political Documents, Administrative Department of the President of the Republic of Azerbaijan, PhD in History

 

Azerbaijani Women Genocide in 1918

Summary

The article examines the history of the women who were subjected to genocide in March 1918, a topic which has not been otherwise explored in Azerbaijani history.

Discovering the truth about the tragic events that befell the Azerbaijani people at the beginning of the 20th century, and which has been hidden in archives for ten years under confidentiality stamps, is one of the most pressing problems of the country’s history. The objective and comprehensive study of the tragic events which cost Azerbaijan ten thousand lives only began in the early 1990s, after the restoration of Azerbaijan’s independence. In 1918, the Armenians took advantage of a difficult situation and intended to occupy Azerbaijani territories to establish their own state.

In the scientific investigation, the tragic events committed by Daphna’s under the command of Baku Soviet’s leadership S. Shahumyan, are analyzed based upon significant documents of The Extraordinary Investigation Commission created in the period of the Democratic Republic.

The investigation shows that in Baku, the Armenians buried 57 women's bodies with severed ears and noses, severed genitals, and having been pierced in the abdomen with bayonets. Armenian killers nailed a 25 year old woman to the wall in a house. Armenians chopped arms, severed breasts, and killed another woman and removed the skin from her face. Stephan Lalayev gathered Muslim women and children in a mosque and burned them alive in Shamakhi.

Unrestrained acts of terror committed by Armenians against Azerbaijanis gave impetus to the growth of a national consciousness of the people, especially women, uniting the population and strengthening their sense of patriotism.