Литературный Азербайджан.- 2009.- № 11.- С. 53-54.

 

Романы-откровения Мир Джалала

 

Маира Абдулла

 

Хотя выдающийся азербайджанский писатель и учёный Мир Джалал жил и творил в условиях коммунистической несвободы, в своем художественном и научном творчестве, отбросив обиняки и смело апеллируя к исторической памяти народа, он снова и снова относил своих современников к корням национальных наших бед. Доблесть Мир Джалала как человека и профессионала в том, что во все свои дни сохранял он верность жизненной правде и, не идя на поводу у идеологической конъюнктуры, писал, сообразуясь исключительно лишь с голосом собственной совести.

Историческая реальность в романе "Оживший человек" (1935) воссоздана столь достоверно, что кажется едва ли не осязаемой. Время действия произведения – начало ХХ века, место действия – Закавказье. В ту пору регион этот напоминал кипящий котёл, чем не преминули воспользоваться в своих целях армянские националисты. Мастера по части политической мимикрии, выдвинувшиеся в лидеры большевистского движения махровые дашнаки сотрясают и в конце концов низлагают азербайджанское национальное правительство. Иреван переименовывается в Ереван, мы утрачиваем Гёйчу, с той поры прозываемую Севаном. На отторженных у нас исконных тюркских землях учреждается государство, никогда не бывшее на картах мира, – Хаястан.

Сюжетная линия романа, на первый взгляд, вполне незатейлива. Некий Бабир-бек воспылал к красавице Гумру – жене бедняка Гадира, с трудом умеющего добыть семье на хлеб. Одержимый страстью бек готов любой ценой заполучить Гумру. Однако та строго блюдёт свою честь. И тогда Бабир-бек затевает гнусное злодейство, в результате которого Гадир оказывается отлучённым от семьи скитальцем, а гордая Гумру, с дочкой на руках, влачит нищенское существование в лачуге с обвалившейся крышей.

В романе даны яркие картины смуты, имевшей место в нашей стране столетье назад. То было время дичайшего разгула антитюркского армянского экстремизма. Хайское бандитьё беззастенчиво убивало и грабило беззащитных мусульман – граждан титульной нации ново-народившейся, не успевшей встать на ноги Азербайджанской Республики. Но даже перед лицом смертельной опасности азербайджанское общество не выказало стремления к консолидации. И Мир Джалал, уподобив своё перо ланцету прозектора, представляет читателю анатомию нашей национальной трагедии. Зажиревшие беки, свирепые сотники, сельские экзекуторы-старосты, лицемерное духовенство – номинальные печители народа, – все они снедаемы одной лишь неуёмной корыстью. Национальная же буржуазия ещё недостаточно сильна для того, чтобы поднять и повести на врага своих соплеменников. Социальный раздрай в государстве – вот непременное условие успешного осуществления дашнако-большевиками их вожделенных намерений. Таков однозначный вывод, к которому вместе с автором приходит читатель романа.

В другом эпическом творении Мир Джалала – "Манифесте молодого человека" – мы наблюдаем, как наряду с большевистской поспешествует "армянскому делу" столь же безнравственная британская политика.

Реальными проводниками "дела" являются тайные его агенты. Таков персонаж "Манифеста" Сурен. Показательно, что именно он, набившись в приятели азербайджанцу Мардану, соблазняет этого наивного молодого человека идеями большевизма. Записной лицедей, Сурен располагает к себе также и мать Мардана – Сону. Сущность скрытого провокатора точно охарактеризована в словах Мешади Мусеиба: "Кто же он есть, дядя Сурен? А есть дядя Сурен горский армянин, упасшийся расправы от рук доблестных наших воинов! Заделавшийся большевиком армяшка! А знаете ли вы, что нынче враги наши действуют исподтишка? ...В былые-то времена, как же, стал бы дядя Сурен хаживать в мусульманскую деревню! Неспроста он тут объявился. Кто-то подослал его к нам. Здесь он для какого-то важного дела..."

Мог ли знать прозорливец Мардан, что спустя несколько десятков лет после ниспровержения первой Азербайджанской Республики и в преддверии провозглашения её преемницы – второй вновь предательски ударит нам в спину дашнацкий нож! Под пятою врага Зангезур, Карабах...

Беллетристика Мир Джалала – не просто увлекательное чтение, это одновременно и урок истории, предпосланный автором новым поколениям его соотечественников, и откровение писателя-провидца, и обращённые к нам наказ и предупреждение. Лишь воплотив сокровенный завет мастера, станем мы доподлинно свободны, изгоним врага с земли наших пращуров, восстановим повергнутые им во прах колоссы нашей славы и вновь затеплим огонь в погашенных им наших очагах.